Совершенно секретно

Начальнику штаба верховного командования вермахта

Берлин В-35

По вопросу: Военнопленные

Имперское министерство по делам оккупированных восточных территорий со дня основания придерживается той точки зрения, что большое число советских военнопленных является исключительно ценным материалом для пропаганды. Обращение с советскими военнопленными по ряду причин должно отличаться от отношения к военнопленным других национальностей:

1. Война на Востоке еще не закончена, и от обращения с военнопленными в значительной мере зависит желание сражающихся красноармейцев перейти на нашу сторону.

2. Германский рейх намеревается после окончания войны удерживать большую часть ранее занятой территории Советского Союза и развивать ее экономически в своих интересах. Это требует широкого участия населения.

3. Германия ведет борьбу против Советского Союза по идейным причинам. Большевизм должен быть повергнут и заменен чем-то лучшим. Поэтому военнопленные должны на собственном опыте убедиться, что национал-социализм хочет и в состоянии обеспечить им лучшее будущее. Они должны со временем вернуться на родину с чувством восхищения и глубокого уважения перед Германией и германскими порядками и таким образом стать пропагандистами дела Германии и национал-социализма.

Поставленная цель пока не достигнута. Напротив, судьба советских военнопленных в Германии, является трагедией огромного масштаба. Из 3,6 миллионов военнопленных в настоящее время только несколько сотен тысяч являются работоспособными. Большая часть их умерла от голода или погибла в результате суровых климатических условий, тысячи также умерли от сыпного тифа. Само собой разумеется, что снабжение такой массы военнопленных продуктами питания наталкивается на большие трудности. Однако при определенном понимании преследуемых германской политикой целей можно было бы избежать гибели людей в описанном масштабе. По имеющимся сведениям, например, на территории Советского Союза местное население вполне готово доставлять продовольствие военнопленным. Некоторые прозорливые начальники лагерей с успехом пошли по этому пути. Однако в большинстве случаев начальники лагерей запрещали гражданскому населению передавать заключенным пищу и предпочитали обрекать их на голодную смерть. И на переходах в лагеря гражданскому населению не разрешалось передавать продовольствие военнопленным. Больше того, во многих случаях, когда военнопленные не могли на марше идти вследствие истощения и голода, их расстреливали на глазах охваченного ужасом гражданского населения, и тела их оставались брошенными. Во многих лагерях пленным вообще не предоставляли никакого жилища. Они лежали под открытым небом во время дождя и снегопада. Им даже не давали инструментов, чтобы вырыть ямы и пещеры. Систематической санитарной обработки военнопленных и самих лагерей, по всей видимости, вообще не предусматривалось. Можно было слышать такие высказывания: Чем больше пленных умрет, тем лучше для нас. Следствием такого обращения является теперь то, что в результате побегов и освобождения военнопленных широко распространился сыпной тиф, как в самом вермахте, так и среди гражданского населения, даже на исконной территории рейха имелись жертвы. Следовало бы упомянуть расстрелы, которые временами проводились по соображениям, совершенно непонятным с политической точки зрения. Так, например, в различных лагерях расстреливались азиаты, хотя именно жители относящихся к Азии областей Кавказа и Туркестана являются наиболее активно настроенной против угнетения со столоны русских и против большевизма частью населения Советского Союза . Министерство по делам оккупированных восточных территорий неоднократно указывало на такие недоразумения. Но несмотря на это, например, еще в ноябре в одном лагере военнопленных под Николаевым появилось подразделение, которое намеревалось ликвидировать азиатов.

Отношение к военнопленным, по-видимому, в большей своей части основано на совершенно неправильном представлении о народах Советского Союза. Встречается представление, что Народы становятся все менее развитыми, чем дальше двигаться на Восток. Некоторые считают, что если уж поляки подверглись жестокому обращению, то обращение с украинцами, белорусами, русскими и, наконец, с азиатами должно быть еще более жестоким.

Очевидно, при обращении с военнопленными полностью упущено из-за вида, что Германия в оккупированных восточных территориях, в отличие от Запада (Франция, Бельгия, Нидерланды, Норвегия), столкнулась с населением, которое прошло через все ужасы большевизма и теперь счастливо из-за своего освобождения и добровольно отдается в распоряжение Германии . Лучший подарок в этой требующей всех до последнего человека войне Германия не могла бы иметь. Но вместо того, чтобы взять этот подарок, с народами Востока обращаются пренебрежительно и хуже, чем с народами Запада, которые из своей вражды к Германии не делают тайны.

Принципиально ошибочно, что не делается никакого различия между собственно военнопленными и перебежчиками. Немецкая пропаганда, как известно, разбросала миллионы листовок за линией фронта с призывами к красноармейцам переходить на нашу сторону. Им недвусмысленно гарантировалось хорошее отношение и достаточное питание. Эти обещания не выполнялись. Перебежчик избивался так же, как военнопленный и обрекался на голодную смерть. Вполне понятным следствием такого неумного с политической точки зрения обращения явилось не только исчезновение желания к переходу на нашу сторону, но и даже смертельный страх попасть в плен. Было бы наивно полагать, что происходящее в лагерях могло бы остаться неизвестным советскому правительству. Как видно из циркулярной ноты Молотова, Советы имеют отличную информацию относительно упомянутых выше случаев и, вполне понятно, делают все, что в их силах, чтобы повлиять на советское население и красноармейцев. Можно, пожалуй, сказать без преувеличений, что ошибки в обращении с военнопленными явились причиной возрастания силы сопротивления Красной Армии и, тем самым, причиной смерти тысяч германских солдат.

После того, как министерству по делам оккупированных восточных территорий удалось пробить брешь в предубежденном отношении к советским военнопленным и военнопленные в больших количествах должны направляться на работу в Германию, выяснилось, что из 3,6 миллионов только еще несколько сотен тысяч оказались работоспособными. Так что и германская экономика, и военная промышленность должны страдать из-за ошибок в обращении с военнопленными.

Приведенные рассуждения не следует рассматривать как неконструктивную критику прошлого. Они не направлены против какой-либо служебной инстанции, поскольку, как установлено, при этом присутствовали многие объективные моменты, и вообще, ответственность лежит на многих. Эти соображения должны лишь дать основу для новой политики по отношению к военнопленным, которая в большей степени соответствует нашим военным и гражданским интересам. Министерство по делам оккупированных восточных территорий по возможности пытается помогать сражающимся войскам в разложении армии противника действенной пропагандой. Однако вся пропаганда окажется напрасной, если страх перед пленом больше, чем перед смертью на поле боя.

Во главу требований следует поставить то, что обращение с военнопленными должно осуществляться по законам гуманности и достоинства германского рейха. Понятно, что много раз выявленное негуманное обращение с немецкими военнопленными со стороны военнослужащих Красной Армии ожесточило немецкие войска до того, что оно вызывает равноценное возмездие. Но такие меры возмездия никоим образом не улучшают положения военнопленных, и в конечном счете ведут к тому, что обе, стороны в конце концов не берут пленных и война ведется бесчеловечным образом. Во всяком случае, такие меры воздействия, как известно, до сих пор нигде не способствовали тому, чтобы побудить ( противника изменить свои действия. Они были бесполезными.

Далее, в рамках возможного, следует заботиться о достаточном питании и размещении военнопленных, по крайней мере, примитивным образом. Как в лагерях для направляемых на работу, так и в других лагерях необходима умелая пропаганда, которая должна проводиться через лагерные газеты, кино, доклады, простые музыкальные представления, игры и т. п. На каждого начальника лагеря следует возложить ответственность за то, чтобы охраняемые им военнопленные возвратились потом на родину как пропагандисты в пользу Германии. Разумеется, с другой стороны, следует действовать со всей решительностью против возможных агитаторов. В будущем, однако, должно делаться различие прежде всего между собственно военнопленными и перебежчиками. Перебежчикам следует выдавать удостоверение и обращаться с ними при всех условиях нужно лучше, чем с военнопленными. Именно такая мера должна обесречить больший успех в работе по разложению Красной Армии. Был бы благодарен в скором времени узнать Ваше мнение по поводу изложенного.